Лерища (lerisha) wrote,
Лерища
lerisha

Книжное детство

В начальной и средней школе я жила с бабушкой и дедом. Гулять меня лет до 10 выпускали только под присмотром из окна и желательно - поближе к подъезду. Нормальным делом было высунуться в окно и оперным голосом пропеть "Лераааааа, домоооой!" После чего начинался торг похлеще Одесского привоза. Ну знаете, все эти детские отмазы, типа, бабуленька, ну еще пять минуточек, ну мы там играем, без меня они не справятся, конечно, мы не отходим от дома дальше 5 метров и это чья-то наглая ложь, что в течение последних двух часов нас видели на стройке в соседнем квартале, на рынке в 15 минутах быстрого улепетывания и в школьном саду, славящимся своими развесистыми эксгибиционистами - причем примерно в одно и то же время.

Не удивительно, что популярности среди дворовых детей мне это не прибавляло. По большей части приходилось развлекать себя самостоятельно. Благо для небольшого средней упитанности ребенка в 3 комнатной квартире двух пожилых, скопидомистых людей всегда находилось, куда влезть и заховаться, что сцапать, чем позабавиться, что раскурочить, и прочие подобные радости.

Однако, первыми помощниками в нелегком деле саморазвлечения - после многочисленных шкафчиков со штучками, бабушкиных сумок разной степени давности, коробочек и шкатулочек - были, конечно же, книги.

Те, которые стояли на моих полках, я проглатывала почти сразу, как они там появлялись, а перечитывать в тот момент я еще не очень умела, потому что целлюлитом чуяла - где-то рядом находятся несметные залежи чего-то новенького, сулящего многочасовые радости открытий чудных.

Т.к. районная детская библиотека разнообразием тож не радовала, основных ресурсов чудных открытий у меня было 2: теткин книжный шкаф, где книги стояли в 2 ряда, и старый чемодан на балконе, в котором хранились старые теткины и материны книжки и учебники. До чемодана я добралась раньше, потому что копаться в пыли и грязи балкона мне запрещали меньше, чем мартышкой карабкаться по высоким полкам теткиной библиотеки. Там на балконе, кстати, было дедово царство. Поэтому там можно было найти мою старую коляску, в которую так весело со скрипом втискивать попу и представлять, что ты младенчик; там обитали дедовы инструменты и, в частности, феерическая вещь, - медная скрученная в пружину проволока, обтянутая резиной. Я хрен знает, зачем она производилась и для чего использовалась дедом (кажется, он мастерил из нее ТВ антенны для наших двух телевизоров), но если в нее подуть, она издавала звууууук. Трындец, как я радовалась!

Естественно, играть на этой хрени мне нравилось куда больше, чем бренчать на пианино. Впрочем, преподавательница меня отлично понимала, жалела собственные нервы и уши и в конце первого, подготовительного года, недвусмысленно намекнула моей матери, что, вероятно, ее дочь лучше проявит себя на какой-нть другой стезе. Например, в спорте... Матушка очень сокрушалась, что у нее, "человека с идеальным слухом, ребенок не может спеть правильно ни одной ноты из Катюши". Да, признаюсь, не могла. Зато пела с удовольствием и громко, это у нас с папиком наследственное.))

Возвращаясь к книгам. Волшебный чемодан подарил ребенку мне такие радости как "Юность Тани", "Три девочки", "Орленок" и вообще привил стойкую любовь и восхищение пионэрами-героями, врачами из захолустья, военными, блокадниками и прочими романтическими героическими людьми. Однако одолела я его довольно быстро. Че там читать-то, один командировочный чемоданчик...!

На очереди стоял запретный плод. На теткиной полке были обнаружены: "Гаргантюа и Пантагрюэль", но одолеть полностью в том возрасте я это не смогла, пришлось позже наверстывать с институтской программой; "Кольцо и Роза" - совершенно трогательная сказка с феерическими картинками; "Похождения Кота Мурра" - за нее мы с бабушкой воевали смертным боем. Не знаю почему, но она считала, мне не стоит читать эту книжку, мне еще рано, это не для детей. Она всякий раз отбирала ее и прятала обратно на полку. Я входила туда буквально следом же за ней и с риском для жизни шкафа тырила книжку обратно. Много чего интересного я успевала прочитать с теткиной полки прежде, чем меня заставали на месте преступления и производили между меня нуную и бессмысленную, будем честными, воспитательно-разъяснительную работу.

В итоге я выросла очень читающей девочкой с очень странными взглядами на жизнь и непреодолимым желанием марать если не бумагу, то хотя бы чужую френдленту)

Но все это было долгой прелюдией к вопросу: в волшебном старом чемодане мне попалась книжка про советское детство. В ней было две повести. Одну из них я не помню совсем, а вторая называлась "Рюма и..." кто-то-там-забыла-подскажите. Во второй речь шла о деревенской девочке Нюре, которую сняли с поезда, после того, как умерла ее мать,с которой они куда-то бежали. И вот ее селят в детдом, она часто плачет, за что ей дают прозвище Рюма, мол, рюмает все время. Потом в зарослях кустов она находит чужого брошенного младенца, тащит его в детдом, все дети хором за ним ухаживают, мальчишки начинают ее защищать от других...

Ну мб кто-то еще читал, а? Хочу перечитать...
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 46 comments