Лерища (lerisha) wrote,
Лерища
lerisha

Гений против яичницы: 1-1. Часть вторая.

Итак, повесив трубку на ухо, К. приготовилась внимать моим советам.
Встал вопрос, как удалить из кастрюльки натекшую и уже остывшую воду, дабы снова долить новой, горячей. Дело в том, что дуршлаг оказался несоразмерен ни одной кастрюльке в доме, посему мы остановились просто на том, чтобы просто залить грибы кипятком.
Я: К., положи трубку рядом с собой, потому что тебе понадобятся обе руки. Возьми кастрюльку за одну ручку и, аккуратненько наклонив, придерживая грибы рукой, слей хотя бы некоторую часть воды.
Через лежащую трубку я наслаждалась последовательно кряхтением, грохотом металла о металл, а затем печальным «Бом! Плюх! Бля…» Трубка вернулась к уху К. Веселясь, заранее подозревая ответ, спрашиваю:
- Ты, душа моя, никак, все грибочки вывалила в раковину?
- Угу, - уныло отвечает светило отечественной словесности, - и что мне теперь с ними делать? В помойку, наверное…
- Почему в помойку?! - взвиваюсь я, - сгребай все в кастрюльку, горячей водой поливай, промывай, воду через дуршлаг сливай и ссыпай в сковороду. Кстати…, - меня одолевают внезапные страхи, - как поживает колбаса?
Колбаса, воспользовавшись отсутствием пригляда, уже радостно начинала пригорать, но мы пресекли это дело путем помешивания, и сыпали поверх нее кучку грибов. Вопрос помешивания тож оказался острым. Вы можете мне сколько угодно не верить, но тот факт, что помешивают пищу на сковородке лопаткой, оставался от К. до определенного момента скрытым.
Итак, грибы поверх колбасы готовятся загорать, мы думаем, как все это перемешивать. Я вольготно расселась на полу, раздаю ЦУ. Кто ни разу не общался со мной живьем, не знает, что, объясняя что-либо, я обязательно машу руками, показывая невидимому собеседнику повороты, движения, направления. И вот когда моя мама в очередной раз рулила мимо в кухню покурить, она застала меня в умилительной позе:
- Смотри, берешь лопатку… Взяла? Так… Теперь заталкиваешь ее под самый низ содержимого, аккуратненько приподнимаешь невысоко и – рраз! – переворачиваешь поджарившейся стороной вверх.
- Это как?? - К., как я понимаю, оторопело смотрит на сковороду, массу и лопатку.
- Еще раз! Заталкиваешь, приподнимаешь невысоко, переворачиваешь.
Разумется, в этот момент свободной рукой я «заталкиваю, приподнимаю невысоко, переворачиваю» воображаемую колбасу с грибами. Мама, пораженно:
- Она что, даже перемешивать на сковороде не умеет??
- Нет, мама, это ж не посты про статую гомосека писать.

Возня со сковородой, сопровождаемая шипением и тихим матом заканчивается опять-таки усталым «Бля…»
Я, подозревая итог:
- Сколько продукта осталось на сковороде?
К: *ворчливо* Лучше спроси, сколько разлетелось по поверхности плиты…
Оооо… Ну как же так!!
К: Как, как, запросто! Ты сказала приподнять, я и приподняла, а оно возьми да и перевались через край сковородки.
Я: Все – на плите?
К: Нет, почему же… Что-то осталось…
Мы продолжили жарить что-то, точнее, его жалкие остатки.
К: Лер, оно не жарится.
Я: Хммм… А давай-ка мы, счастье мое, прибавим огоньку.. («Нет!» - восклицает К., отчаянно хватаясь за последнюю возможность пожрать) Прибавим огоньку *с нажимом* и положим болт на это дело прикроем это дело крышечкой.
К. с несчастным видом и внутренним несогласием производит вышеупомянутые действия и интересуется, что мы будем делать теперь. Я милостиво позволяю ей присесть, но через минуту снова гоню к сковороде, помешивать. Еды осталось значительно меньше, потому шанс украсить ею плиту сводится, по моему мнению, к минимальному. После очередного ежеминутного подскока (а вы не представляете, какое это неземное блаженство гонять туда-сюда человека, перед которым буквально недавно благоговейно трепетал) спрашиваю, как выглядит содержимое сковороды. Разумеется, мне важна расцветка и степень прожаренности. Оцените полноту информации, которую я получила:
Я: К., как оно выглядит?
К: *уныло* Одиноко… ))
Я начинаю истерично ржать, представляя себя одинокую, но гордую кучу непонятно чего, возвышающуюся по центру сковородки.

В конце концов, мы решаем, что дальше ждать нечего, и я предлагаю вывалить в сковороду яйца, которые наверняка уже заждались своего звездного часа.
- Легко, - подрывается К., - я даже умею разбивать их одной рукой!
- Одной рукой? Ааа, об край, что ли?
- Ну да.
- Так ты знаешь что, ты трубочку-то положи на стол рядом и одной рукой держи сковороду, а другой - бей. Так, знаешь, оно безопаснее.
Очередное озарение. Трубка на столе, яйца добавляют красок в картину хаоса, стоящего на плите. Что поразительно, в процессе готовки ни одно яйцо не пострадало 100 процентов яиц оказались в нужном месте. Я готова была поверить, что этот человек не до конца потерян для гастрономического общества. Яйца залиты, содержимое размешиваем.
К: Ну, и что теперь?
Я: Ставь для безопасности на 4-ку, закрывай крышкой и жди минуты 2..3..4...5..
К: Так сколько же, 2, 3 или 5??
Мы подождали пять. В очередной раз заглянув под крышку, К. сообщает:
- Оно ни фига не меняется!
- Что, такое же прозрачное?
- Нет… Белое… Но как определить, готов ли оно?
Не надо обвинять меня в членовредительстве и попытке подорвать благосостояние отечественной филологии, но я предложила монстру сунуть в это самое белое палец, на предмет проверить температуру.
Она слишком мне доверяла и потеряла осторожность. Шипение, мат, неразборчивое «Бля!»:
- Я пфоверила…. Оно горячее, фцуко…
- Боже, К., ты палец обожгла?
- Ну а ты как думала!
Час от часу не легче. В итоге я предлагаю накрыть это дело крышкой, засечь минуту и потом уже начинать есть. Горячее сырым не бывает.

К. засекает на мобильнике минуту:
- Чувствую себя идиоткой: стою над сковородой и пялюсь в мобильник. И вообще, есть уже что-то не хочется.
- А ты что думала? Почему хозяйки не особо налегают на дело рук своих? Вовсе не от желания сперва проверить свои кулинарные способности на прочих, менее ценных членах экипажа.
- Точно, то-то у меня мама по праздникам почти не ест ничего.
Минута заканчивается. Сковорода снимается с огня и обнаруживается следующая проблема. Того масла, которое мы налили, оказалось явно недостаточно – еда прилипла к дну. Не проблема. Берем лопатку, благо, для К. это уже почти знакомый инструмент, начинаем сгребать еду в тарелку. Традиционное «Бля!» оправдывает мои самые страшные подозрения.
К: Лераааа… Я обожгла ногу!! В следующий раз обязательно буду готовить в штанах!

Я изнемогаю.

Троксевазин наложен на ожог, вопреки советам моей мамы из народной медицины. Тряпочку с мочой мы решили приберечь до следующего сеанса готовки. Яичница стоит на тарелке, кушать ее не хочется.

Резюме к процессу К. наложила следующее:
- Я всегда говорила, что самый простой рецепт – это позвонить в ближайшую пиццерию...
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 33 comments