July 16th, 2010

Кокетко

Отпуск - добро!

Я вернулась из отпуска. После 18 дней пребывания в тихой уютной деревеньке на Черноморском побережье. Оттуда, где утром можно пить чай во дворе под навесом, завернувшись в хлопковую тряпочку и наслаждаясь видом огорода и за ним вдали - гор. А потом надеть купальник и через 50 метров выйти на пляж, с чистейшей водой и негусто населенным берегом. Почти что мечта социопата. Оттуда, где ты никуда не торопишься, тебя ничто не тревожит (почти), где продают вкусный мацун-айран и свежий домашний сыр.

18 дней это очень много, это когда уже на 17ый день считаешь часы, когда же наконец наступит утро следующего дня, чтобы начать собираться в аэропорт. Но зато я отдохнула за 2 года.

2 земных поклона, один - Марго, с которой мы стоически выдержали др др и даже готовы еще др с др встречатьсябез отвращения в ближайшие недели, другой - АннеМарте, которая героически приехала нас встречать в полчетвертого утра, потому что самолет, сцуко, задержали на 3 часа.

И еще 18 дней - это очень долго, когда ты далеко от любимых рук, которые наглаживают, губ, которые целуют, глаз, в которые все время хочется смотреть, и улыбки, от которой невозможно не улыбаться самой.

Хорошо, что я вернулась!

Помимо прочего уже остро хочется работать)

ЗЫ А, и с днем рождения меня. %)
чисто ангел

Самолюбовательное

В полумраке зашторенной комнаты я смотрюсь совершенным негром в зеркале. %)
Очень приятное ощущение, потому что под черноморским солнцем я все время казалась себе бледной немочью, едва тронутой нежным загаром. В принципе это не могло быть правдой, учитывая, что большую часть времени мы проводили в позе йоги "дохлый морской котик изображает дохлую морскую звезду". В высшей степени расслабляющая поза, знаете ли. Делали мы это на пляже, а солнце там на море припекало примерно так же нещадно, как оно это делает сейчас на всей остальной части страны. Только у нас там было моооре. В него можно было стечь кипящей лужицей и снова обрести в нем форму.
2 взрослые серьезные девушки развлекались изображением морского цирка на воде, кувыркаясь дельфинчиком, плавая крокодильчиками, ныряя тюленчиком. Некоторые дети принимались с нами играть, вероятно считая нас чем-то вроде ровесников-переростков.
дурка

О курортных романах.

Мы страстно не хотели курортных романов. Потому что мы сюда не за местной занимательной разновидностью гонорреи приехали, а тупить и расслабляться. Лица делались соответствующие, кирпичные. Но отсутствие инстинкта самосохранения и элементарного интеллекта у некоторых никто не отменял.

Лежим мы как-то на бережку, основали временный читальный клуб морских котиков. У меня Хэрриот по-английски, у Марго что-то незаметное на ой-поде. Внезапно мимо нас на хорошей скорости по неровной прямой прочесывает удалой купальщик в красных труселях. А следом за ним объвляется его дружбан, чувак лет 40, по которому видно, что первое похмелье у него случилось лет в 12 и с тех пор оно его не оставляло. Он тормозит в 5 шагах от нас, выпучивает глаза, чтобы лучше нас видеть и обращается к собрату:
- Эй!..на.. Ты куда пошел?.. на... Тут, на, Чехов, Тургене! Чехов, Тургенев...

Мы с Марго безуспешно пытаемся прикинуться камушком. Но мы уже сильно коричневее их, так что на гальке нас отчетливо видно. Потому мы просто с громким молчанием и очевидным безразличием делаем вид, что ситуция нас не касается. А ситуация как раз стремится коснуться! Обернувшись полупьяным девианом (сокращение от павиана с девиантным поведением) ситуация пыталась втянуть нас в себя стремительно и беспощадно.
Мужчинко присел над Марго и прогудел что-то вроде "киса ты с какова раёна""Дифчёнки, а вы из какого пансионата?" Что-то надо было делать. И делать немедленно, потому что игнор он явно воспринимал как кокетство. Мой мозг бился о коробочку. С одной стороны, заводить с ним диалог - значит встрять в бесполезный долгий, нудный спор, который в итоге нам же испортит настроение. Но и не заводить беседу было невозможно: он бы не отстал. Он вполне мог начать провоцировать нас на общение, к примеру, притрагиваясь. Бррррррррррррррр! И тогда я решила рискнуть.
- Get off here! - заявила я ему, бешенно вращая глазами. - Why don't u leave us in bloody peace?? Why are we supposed to tolerate your crappy self next to us?
Чувачок призадумался.
- О, - обратился он к приятелю, так и лежавшему поодаль, - глянь, на, иностранки, на.. А вы с какова пансионата? - он не оставлял надежды, что ситуацию еще можно развернуть в правильное русло.
- Do u understand English at all?? I don't speak Russian! - Марго молчит, притворяется камушком с берега Темзы и старается не ржать в голос.
- Англииийский, - задумчиво протянул завидный ухажер, - не французский... - Поднялся и - о чудо! - ушел. В очередной раз я поздравила себя с правильным выбором факультета в далеком 1996. Было навязчивое ощущение, что заговори я на французском, мужчинке не составило бы труда пополемизировать со мной на языке Стендаля и Камю.

Еще минут через 5 мы задымились и почувуствовали неумолимое желание ползти в море. Но тут есть одно но. Пляж галечный, ступням несколько дискомфортно, и для уменьшения дискомфорта мы обычно входили в море с незатейливым матом. Но в данном случае нам нельзя было проколоться, примерно как радистке Кэт, рожавшей в немецком роддоме. Потому входили и выходили мы из моря в гнетущем молчании и с вытаращенными глазами.

Слава богу, такой случай выдался единственный.