June 18th, 2008

Кокетко

Книжное детство

В начальной и средней школе я жила с бабушкой и дедом. Гулять меня лет до 10 выпускали только под присмотром из окна и желательно - поближе к подъезду. Нормальным делом было высунуться в окно и оперным голосом пропеть "Лераааааа, домоооой!" После чего начинался торг похлеще Одесского привоза. Ну знаете, все эти детские отмазы, типа, бабуленька, ну еще пять минуточек, ну мы там играем, без меня они не справятся, конечно, мы не отходим от дома дальше 5 метров и это чья-то наглая ложь, что в течение последних двух часов нас видели на стройке в соседнем квартале, на рынке в 15 минутах быстрого улепетывания и в школьном саду, славящимся своими развесистыми эксгибиционистами - причем примерно в одно и то же время.

Не удивительно, что популярности среди дворовых детей мне это не прибавляло. По большей части приходилось развлекать себя самостоятельно. Благо для небольшого средней упитанности ребенка в 3 комнатной квартире двух пожилых, скопидомистых людей всегда находилось, куда влезть и заховаться, что сцапать, чем позабавиться, что раскурочить, и прочие подобные радости.

Однако, первыми помощниками в нелегком деле саморазвлечения - после многочисленных шкафчиков со штучками, бабушкиных сумок разной степени давности, коробочек и шкатулочек - были, конечно же, книги.

Те, которые стояли на моих полках, я проглатывала почти сразу, как они там появлялись, а перечитывать в тот момент я еще не очень умела, потому что целлюлитом чуяла - где-то рядом находятся несметные залежи чего-то новенького, сулящего многочасовые радости открытий чудных.

Collapse )

В итоге я выросла очень читающей девочкой с очень странными взглядами на жизнь и непреодолимым желанием марать если не бумагу, то хотя бы чужую френдленту)

Но все это было долгой прелюдией к вопросу: в волшебном старом чемодане мне попалась книжка про советское детство. В ней было две повести. Одну из них я не помню совсем, а вторая называлась "Рюма и..." кто-то-там-забыла-подскажите. Во второй речь шла о деревенской девочке Нюре, которую сняли с поезда, после того, как умерла ее мать,с которой они куда-то бежали. И вот ее селят в детдом, она часто плачет, за что ей дают прозвище Рюма, мол, рюмает все время. Потом в зарослях кустов она находит чужого брошенного младенца, тащит его в детдом, все дети хором за ним ухаживают, мальчишки начинают ее защищать от других...

Ну мб кто-то еще читал, а? Хочу перечитать...